Музей боевой славы 6-й дивизии народного ополчения и 31-й армии

Музей боевой славы 6-й дивизии народного ополчения и 31-й армии

Музей боевой славы 6-й Дивизии народного ополчения и 31-й армии был создан в 2002 году по инициативе ветеранов.

«Начало музею положили материалы, переданные участниками Великой Отечественной войны и советом ветеранов, а также найденные в результате экспедиций в города Новороссийск, Анапу, Геленджик, по Подмосковью. Первоначально фонды данного музея составляли тематическую коллекцию музея «История района «Свиблово», и только в 2012 году были выделены в самостоятельный музей», – рассказали в школе «Свиблово».

знамя 6 дивизии народного ополчения

Сегодня экспозиция Музея боевой славы 6-й Дивизии народного ополчения и 31-й армии включает следующие разделы: «Формирование боевого пути 6-й дивизии», «Битва за Москву 1941-1942 гг.», «Освобождение г. Верея 1942 г.», «Боевые действия под Вязьмой 1942-1943 гг.», «Освобождение города Бреста 1944 г.», «Освобождение г. Данцига 1945 г.», «Берлинская операция 1945 г.».

Музей, расположенный в школе на улице Амундсена, д. 11, корп. 3, открыт с понедельника по пятницу – с 9.00 до 17.00. Руководит музеем Татьяна Кузьмина.

История создания и ратный путь 6-й Дивизии народного ополчения

Шестая дивизия народного ополчения Дзержинского района Москвы формировалась в Московском институте инженеров железнодорожного транспорта (ул. Образцова, дом 15). В дивизию пришли рабочие машиностроительного завода «Борец», чугунолитейного «Станколит», комбината твердых сплавов, «Красного металлиста», чулочной фабрики имени Ногина, сотрудники Наркомата иностранных дел СССР и других предприятий и учреждений, а также многие студенты, преподаватели и профессора МИИТ. Всего в дивизию вступило около 8 тысяч человек из 170 предприятий и учреждений. Полностью влился один из батальонов орехово-зуевских рабочих. Федор Михайлович Орлов во время гражданской войны командовал частями и соединениями. В 1920 году Орлов был награжден первым орденом Красного Знамени. По возрасту он не подходил даже в ополчение, но он просил, настаивал, требовал, и его просьбу пришлось удовлетворить.

7-го июля командир дивизии полковник Шундеев произвёл смотр. На плацу возле главного входа в МИИТ подразделения проделали все перестроения, а потом прошли маршем перед комдивом. Перед отправкой на фронт воины-ополченцы присягнули на верность Родине. Они стали бойцами резерва действующей 24-й армии. 10-го июля день прошёл в хозяйственных заботах. Под вечер было выдано десять винтовок, патроны, несколько бутылочных гранат. Остальным обещали выдать потом. 11-го в два часа ночи подали автобусы. Прощай, Москва, прощайте, дом, семья! Увидимся ли когда-нибудь? Солнце уже сильно припекало, когда проехали Большие Вязёмы, Кубинку, Дорохово. То и дело слышалась команда: «Воздух!» Колонна останавливалась, бойцы стремились где-нибудь укрыться. После Вязьмы останавливаться приходилось все чаще. Свернули на грунтовую дорогу к Дорогобужу. Высадились ночевать на опушке леса. Дальше — пешком. 12-го июля, рано утром походным порядком двинулись в район деревни Озерище. К вечеру усталые, но в полном составе пришли в район деревни Озерище. Наскоро устроили шалаш, улеглись спать…

Писатель Константин Симонов, который во время войны был фронтовым корреспондентом, так описывает свою встречу с 6-й дно 23-го июля 1941 года на Смоленщине: «В следующей деревне мы встретили части одной из московских ополченских дивизий, кажется, шестой. Помню, что они тогда произвели на меня тяжелое впечатление. Впоследствии я понял, что эти скороспелые июльские дивизии были в те дни брошены на затычку, чтобы бросить сюда хоть что-нибудь и этой ценой сохранить и не растрясти по частям тот фронт резервных армий, который в ожидании следующего удара немцев готовился восточнее, ближе к Москве, — и в этом был свой расчет. Но тогда у меня было тяжелое чувство. Думал: неужели у нас нет никаких других резервов, кроме вот этих ополченцев, кое-как одетых и почти не вооруженных? Одна винтовка на двоих и один пулемет. Это были по большей части немолодые люди по сорок, по пятьдесят лет. Они шли без обозов, без нормального полкового и дивизионного тыла — в общем, почти что голые люди на голой земле. Обмундирование — гимнастерки третьего срока, причем, часть этих гимнастерок была какая-то синяя, крашеная. Командиры их были тоже немолодые люди, запасники, уже давно не служившие в кадрах. Всех их надо было еще учить, формировать, приводить в воинский вид. Потом я был очень удивлен, когда узнал, что эта ополченская дивизия буквально через два дня была брошена на помощь 100-й и участвовала в боях под Ельней».

20-го июля 10-я танковая дивизия немцев захватила Ельню. Начались тяжелые  бои 24-й армии в районе Ельни. В этот день в шестой дивизии народного ополчения был закончен курс боевой подготовки и бойцы приняли присягу. Дивизии вручили знамя. 26-го июля командующий 24-й армией передислоцировал 6-ю дно на правый берег реки Ужа в ее нижнем течении, от деревни Лебедево до деревни Крутица для прикрытия магистрали Москва — Миинск и Старой Смоленской дороги. 1-го августа в район Ельни прибыл новый командующий Резервным фронтом генерал армии Жуков Г.К. В соответствии с приказом Ставки ВГК 6-я дно включалась в состав армии после ее пополнения. 6-го августа 6-я дно заняла оборону в районе деревни Подмошье. Задача дивизии заключалась в обороне от проникновения танков и мотопехоты противника по направлениям на Дорогобуж или через Подмошье далее на Вязьму. Командование 24-й армии все же не торопилось вводить 6-ю дно в боевые действия. Она уже несколько раз занимала оборону во втором эшелоне. Однако днем 16-го августа на участке 120-й стрелковой дивизии была введена в действие наиболее боеспособная пятая рота 6-й дно. Командовал этой ротой командарм 2-го ранга запаса Орлов. Задача роты была — выбить противника из деревни Алексеевка Коробецкого сельсовета. Боевую задачу рота выполнила, деревню Алексеевка освободила, однако в роте осталось лишь пять человек, в их числе и сам Орлов. Когда немцы пошли в контратаку, на помощь роте пришло другое подразделение.

21-го августа Жуков приказал общее, не эффективное, наступление на Ельню прекратить и после пополнения армии готовиться к решительным боям. 27-го августа в составе дивизии народного ополчения были: 1293-й, 1295-й, 1297-й стрелковые полки, 973-й артиллерийский полк, танковая рота, 462-й отдельный саперный батальон. 31-го августа началось новое наступление в районе Ельни. По одним данным 6-я дно не участвовала в боевых действиях под Ельней. По другим — дивизия была введена в бой, когда общий темп наступления замедлился. 6-го сентября Ельня была освобождена от немцев. С 9-го сентября саперы шестой дивизии народного ополчения получили боевое задание на разминирование дорог, мостов, домов, блиндажей и, даже трупов наших солдат, оставшихся на поле боя. А 12-го им было дано задание разработать схему минных полей перед фронтом дивизии, а также схему минирования мостов и дорог.

Когда начался «Тайфун»,  2-го октября дивизия отбивала атаки немцев во взаимодействии с 139-й стрелковой дивизией (9дно). 3-го октября немцы прорвав фронт 222-й дивизии 43-й армии, стали заходить в тыл 24-й армии. В это же время,  атаке немцев подвергся штаб 6-й дно в деревне Мойтево. Ополченцы начали отход на восток в сторону Угры и далее в Волочек, где в то время находился штаб 24-й армии. После выхода в Волочек 6-я дивизия народного ополчения участвовала вместе со штабом 24-й армии и другим отошедшими туда бойцами в отражении атаки 78-й немецкой дивизии на Волочек. Из Волочка, собравшиеся бойцы, начали вместе с командующим 24-й армии Ракутиным отступление по направлению на Семлево. Всего в группе Ракутина были бойцы 8-й, 139-й, 106-й, 303-й, 222-й стрелковых дивизий, 6-й дно, 144-й танковой бригады, а также бойцы штаба и тылов 24-й армии. 78-я пехотная дивизия немцев преследовала отступавших, и в Новоселках отрезала им путь. В бою в урочище Гаврюково погиб командующий 24-й армии генерал Ракутин. Прорвавшиеся от Новоселок остатки частей подошли к Семлево. После боя в районе Семлево, отступающая группа оказалась окруженная немцами в болотистых местах. Выбраться оттуда к своим, в виде крупных соединений, не представлялось возможным. Немцы 7-го октября замкнули кольцо окружения в Вязьме, выстроив к востоку от кольца танковую стену. Из окружения выходили группами по два человека или в одиночку.

В начале января 1942-го года вновь сформированная дивизия, совершив почти 200-километровый марш, вступила в бой западнее Наро-Фоминска. Тогда она и получила наименование — 160-й дивизии. Взаимодействуя с другими частями,  она участвовала  в 1942-м году в освобождении Вереи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *